Сегодня: Пятница 21 июня 2019 | EUR: 20.5859 | USD: 18.2136
 
"Contabilitate şi audit" № 3, 2019
Главная » Архив журнала » № 3, 2019 » ИНТЕРВЬЮ

Ион КИКУ, министр финансов, отвечает на вопросы читателей журнала «Contabilitate şi audit»

Уважаемый господин Министр,
в условиях постоянно меняющейся нормативной базы бухгалтерского учета,
налогообложения и финансовой отчетности редколлегия журнала «Contabilitate şi audit»

просит Вас ответить на некоторые из наиболее актуальных вопросов наших читателей.

 

ВОПРОС: В результате изменений, внесенных в Перечень типовых форм первичных документов строгой отчетности, с 1 марта 2019 года в сельском хозяйстве был отменен акт закупки услуг по сдаче в аренду и связанных с ними расходов, применение которого требовалось с 15.09.2018 г. При этом законодательство в сфере бухгалтерского учета предусматривает, что документы строгой отчетности применяются лишь в случае приобретения активов и услуг имущественного найма у граждан. Вычитаются ли расходы, связанные с арендой сельскохозяйственных земель, понесенные в период с 15.09.2018 г. по 01.03.2019 г., только на основе договоров аренды, то есть без составления указанных актов закупки?

 

ОТВЕТ: Отмена Постановлением Правительства № 44/2019 необходимости составления акта закупки услуг по сдаче в аренду и связанных с ними расходов – это лишь одно из целого ряда действий, которые мы предприняли в последнее время для упрощения деятельности, отчетности и взаимодействия бизнес-среды с государственными органами. Высвобожденные в результате этого финансовые ресурсы и время будут перенаправлены на непосредственное развитие бизнеса и инвестиционных процессов.

Относительно права на вычет расходов, связанных с арендой сельскохозяйственных участков, понесенных с 15.09.2018 г. по 01.03.2019 г., отметим, что отсутствие в указанном периоде акта закупки услуг по сдаче внаем/в аренду и связанных с ними расходов не является нарушением законодательства в сфере бухгалтерского учета. Так, согласно положениям ст. 20 Закона о бухгалтерском учете № 113/2007 (действовал до 31 декабря 2018 г.) и ст. 12 Закона о бухгалтерском учете и финансовой отчетности № 287/2017 (действует с 1 января 2019 г.) для экономических фактов, совершаемых между гражданином и субъектом, где гражданин является поставщиком или продавцом, первичные документы строгой отчетности составляются лишь в случае приобретения активов и услуг имущественного найма.

Здесь необходимо также упомянуть положения ч. (4) ст. 3 Закона о нормативных актах № 100/2017, согласно которым нормативный акт, подготовленный на основе нормативного акта высшего уровня, не может выходить за пределы компетенции, установленной данным актом, и противоречить его цели, принципам и положениям.

Поскольку вышеуказанная законодательная база не предусматривает обязанности субъектов составлять акты закупки услуг по сдаче внаем/в аренду и связанных с ними расходов в случае закупки услуг по сдаче в аренду сельскохозяйственных земель у граждан, несоставление таких актов не является основанием для непризнания соответствующих расходов в целях налогообложения.

Как следует из вышеизложенного, вычет связанных с арендой сельскохозяйственных земель расходов, понесенных в период с 15.09.2018 г. по 01.03.2019 г., будет разрешен на основании договоров аренды и бухгалтерских справок.

 

ВОПРОС: Уже второй год сбор за загрязнение окружающей среды администрируется ГНС и взимается со всех юридических лиц, независимо от вида собственности и организационно-правовой формы. Насколько оправдано обязывать всех налогоплательщиков, независимо от уровня их негативного воздействия на окружающую среду, самостоятельно рассчитывать плату за выброс/сброс загрязнителей? Возможно ли установление фиксированного размера экологических сборов для налогоплательщиков, которые, например, летом используют кондиционеры для охлаждения воздуха, а зимой – котлы для обогрева помещений?

 

ОТВЕТ: Важно уточнить, что согласно ст. 15 Закона о плате за загрязнение окружающей среды № 1540/1998 функции ГНС, касающиеся платежей за загрязнение окружающей среды, установленных в ст. 6 (плата за выброс загрязнителей стационарными источниками), в ст. 9 (плата за сброс загрязнителей) и в ст. 10 (плата за размещение отходов производства), сводятся лишь к их учету, тогда как функция контроля за правильностью исчисления таких платежей отведена экологическим инспекциям.

Несмотря на это, в 2019 году Министерство финансов будет активно участвовать в усовершенствовании нормативной базы в области платы за загрязнение окружающей среды. Упор будет делаться на их отдачу и эффективность. Недопустимо существование платежей или сборов, размер которых ниже расходов, понесенных хозяйствующими субъектами для определения их величины и/или ГНС для их администрирования.

Так, поскольку первый годовой отчет по платежам за выбросы и сбросы загрязнителей и размещение отходов (форма EMPOLDEP 19) был представлен до 25 февраля 2019 года, предстоит анализ данных, представленных налогоплательщиками, и на их основании будут предложены меры по усовершенствованию администрирования данных сборов.

 

ВОПРОС: Согласно положениям ч. (18) ст. 102 НК в случае покупки товарно-материальных ценностей, услуг у поставщика, включенного в список налогоплательщиков, обязанных использовать электронные налоговые накладные (e-фактура), покупатель сможет отнести на вычеты сумму НДС, только если поставщик представит ему электронную налоговую накладную. Означает ли это, что перед каждой покупкой товаров или предоставлением услуг налогоплательщики будут обязаны проверять, не включен ли поставщик в список налогоплательщиков, которые должны использовать электронные налоговые накладные? С какой периодичностью будет обновляться указанный список? Почему за нарушение, допущенное поставщиком, покупатель будет наказываться лишением права на отнесение на вычет суммы НДС на осуществленные покупки? В такой ситуации считаем целесообразным лишать поставщиков возможности выдавать бумажные налоговые накладные путем изъятия у них неиспользованных формуляров.

 

ОТВЕТ: Предусмотренная ч. (18) ст. 102 НК концепция по обязательному применению отдельными категориями налогоплательщиков электронных налоговых накладных (е-фактур) позволит одновременно достичь двух целей, а именно:

1) исполнения налоговых обязательств налогоплательщиками с риском уклонения от уплаты налогов и сборов, отбор которых производится на основании критериев, предусмотренных Приказом ГНС № 645/2018;

2) более частого применения электронной налоговой накладной налогоплательщиками.

Использование е-фактуры (электронное документирование отношений между партнерами) и недавно введенного документа – извещения, сопровождающего товар (документирование перевозимых товаров), представляет собой отличное сочетание и позволяет минимизировать расходы на документирование хозяйственных операций как с точки зрения хозяйствующих субъектов, так и с точки зрения государственных органов.

Что касается вычета суммы НДС покупателем, в ч. (18) ст. 102 прямо предусмотрено, что покупатель сможет произвести вычет суммы НДС лишь в том случае, если поставщик выдаст ему электронную налоговую накладную.

А чтобы не обременять покупателя необходимостью постоянно проверять список и не ограничивать его в праве на вычет суммы НДС, будет предпринят ряд действий, а именно:

- размещение на веб-странице ГНС списка налогоплательщиков, обязанных использовать электронную налоговую накладную;

- изъятие у налогоплательщиков, включенных в указанный список, бумажных налоговых накладных, а также серии и диапазона номеров в случае самостоятельной печати налоговых накладных;

- предупреждение налогоплательщиков при подаче Декларации по НДС посредством информационной системы о том, что были зарегистрированы покупки от налогоплательщиков, внесенных в соответствующий список.

Данные действия позволят максимально исключить ситуации, когда добросовестный налогоплательщик будет лишен права на вычет суммы НДС, уплаченной поставщику.

Относительно периодичности обновления списка налогоплательщиков, которые обязаны использовать электронные налоговые накладные (е-фактуры), отметим, что оно будет осуществляться в зависимости от наличия хозяйствующих субъектов, соответствующих критериям, установленным в Приказе ГНС № 645/2018.

 

ВОПРОС: Коснутся ли малого бизнеса изменения, внесенные в порядок применения контрольно-кассового оборудования?

 

ОТВЕТ: Развитие и внедрение Автоматизированной информационной системы «Электронный мониторинг продаж» призваны обеспечить интеграцию существующих на рынке решений по учету продаж в Информационную систему ГНС, способствуя таким образом их контролю в режиме онлайн.

Естественно, конечная цель, которую мы хотим достичь, – это интеграция в данную систему всего контрольно-кассового оборудования. Однако из-за целого ряда факторов, включая наличие на рынке контрольно-кассового оборудования, не подлежащего интеграции, данный процесс будет происходить поэтапно. Основное внимание будет уделено секторам с более высоким риском уклонения от уплаты налогов и сборов, в меньшей степени – размеру хозяйствующего субъекта.

Следует отметить, что внедрение данной системы является частью целого комплекса мер и действий, призванных обеспечить надлежащее функционирование налогового администрирования, с тем, чтобы мы, граждане, были уверены в том, что каждое лицо или каждый хозяйствующий субъект в равной степени участвуют в создании современного общества, выполняя, таким образом, свою конституционную обязанность.

Более того, одновременно с внедрением данной системы станет возможным не только повышение эффективности налогового администрирования и обеспечение конкуренции, но и ее использование на благо бизнес-среды, в особенности – представителей малого бизнеса, так как ГНС будет обладать необходимым потенциалом и нужной информацией для генерирования налоговых деклараций (например, для физических лиц, осуществляющих независимую деятельность).

 

ВОПРОС: Начиная с 1 октября 2018 года по штрафам, установленным в разделе V Налогового кодекса, вместо фиксированных размеров предусмотрены их минимальные и максимальные значения. На основании каких критериев будет определяться конкретная величина штрафа?

 

ОТВЕТ: Следует отметить, что изменения, связанные с размером штрафов, предусмотренных НК, а именно – установление их минимальных и максимальных значений, были внесены после того, как Конституционный суд объявил неконституционными штрафные санкции в фиксированном размере (см. например, Постановление Конституционного суда № 20 от 04.07.2018 г. об исключительном случае неконституционности некоторых положений статьи 260 части (4) НК (Обращение № 53g/2018)).

Так, в Постановлении суда было отмечено, что те статьи НК, которые предусматривают штрафы в фиксированном размере, следует изменить таким образом, чтобы сделать возможной их индивидуализацию. Это необходимо для обеспечения конституционного принципа равного обращения, который требует дифференциации наказаний, установленных за нарушение закона, с учетом обстоятельств дела.

При таких правовых обстоятельствах введение предопределенных критериев, на основании которых будет устанавливаться конкретный размер штрафа, вернет нас к первоначальной ситуации, т.е. к применению штрафов в фиксированном размере.

В этом смысле конкретный размер штрафа будет определяться ГНС, с учетом обстоятельств каждого случая в отдельности (повторное совершение, размер ущерба, возмещение ущерба и т. д.), которые могут отличаться у разных хозяйствующих субъектов.

 

ВОПРОС: Законом № 271/2018 была дополнена статья 111 Трудового кодекса с целью сохранения заработной платы за нерабочие праздничные дни для работников с помесячной оплатой труда. Из разъяснений Министерства финансов следует, что указанной категории работников независимо от количества нерабочих праздничных дней в течение месяца сохраняется заработная плата, установленная в фиксированной сумме на момент подписания трудового договора, без необходимости осуществления каких-либо дополнительных выплат в пользу соответствующих работников. Если все же хозяйствующий субъект дополнительно к месячному окладу оплатил работникам нерабочие праздничные дни исходя из величины средней заработной платы, будут ли соответствующие суммы разрешены к вычету?

 

ОТВЕТ: Министерство финансов изложило свою точку зрения по данному вопросу в информационном сообщении, согласно которой положения ч. (1) ст. 111 Трудового кодекса (далее – ТК) в редакции Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты № 271/2018 не обязывают работодателей производить какие-либо дополнительные выплаты за дни, объявленные нерабочими.

Дополнение, внесенное в ч. (1) ст. 111 ТК, призвано обеспечить нормативную основу того, чтобы работники, заработная плата которых установлена в виде фиксированного месячного оклада, получали оплату за праздничные дни, объявленные нерабочими, или, другими словами, им будет сохранена заработная плата независимо от количества нерабочих праздничных дней в отработанном месяце.

Однако чтобы исключить разные толкования, Правительством был принят (путем принятия на себя ответственности перед Парламентом) Закон № 19/2019 о внесении изменений в Трудовой кодекс Республики Молдова № 154/2003 (вступил в силу 15 марта 2019 года), призванный уточнить, что должностной оклад (основная заработная плата) работников, которые получают фиксированные месячные оклады, не изменится в случае, когда в соответствующем месяце имеются нерабочие праздничные дни.

Если же хозяйствующий субъект дополнительно к фиксированному окладу оплатил работникам нерабочие праздничные дни исходя из размера средней заработной платы, при установлении права на вычет соответствующих сумм в целях налогообложения следует руководствоваться следующими юридическими нормами.

Согласно положениям ч. (1) ст. 24 НК разрешается вычет обычных и необходимых расходов, оплаченных или понесенных налогоплательщиком в течение налогового периода исключительно в целях осуществления предпринимательской деятельности.

При этом в соответствии с п. 26 Положения об определении налоговых обязательств по подоходному налогу юридических и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, утвержденного ПП № 693/2018, обычные и необходимые расходы являются расходами, характерными для ведения предпринимательской деятельности, и расходами, регламентированными действующими нормативными актами, характерными для ведения определенных видов предпринимательской деятельности, с целью ведения экономической деятельности и получения доходов.

Как следует из ч. (1) ст. 130 ТК, заработная плата включает в себя основную заработную плату (тарифную ставку, должностной оклад), дополнительную заработную плату (доплаты и надбавки к основной заработной плате) и другие стимулирующие и компенсационные выплаты.

Кроме того, согласно ст. 160 ТК работодатель вправе повышать размер надбавок, доплат и вознаграждений, предусмотренных статьями 138, 156, 157, 158, по сравнению с их минимальным размером, установленным действующим законодательством, а также устанавливать другие виды стимулирующих и компенсационных выплат в пределах собственных (выделенных) средств, предусмотренных для этих целей в коллективном трудовом договоре, ином нормативном акте на уровне предприятия или в смете расходов на содержание предприятия, финансируемого из бюджета.

Из вышеизложенного следует, что дополнительные выплаты за нерабочие праздничные дни являются составной частью заработной платы, выплаченной работникам, в случае если они предусмотрены в нормативном документе на уровне предприятия. Важно также отметить, что из суммы указанной дополнительной выплаты удерживаются, аналогично фиксированной заработной плате, подоходный налог с физических лиц, взносы обязательного социального страхования и взносы обязательного медицинского страхования.

Таким образом, принимая во внимание вышеизложенное, дополнительные выплаты за нерабочие праздничные дни, являясь составной частью заработной платы, подлежат вычету в целях налогообложения согласно ч. (1) ст. 24 НК.

 

Господин Кику, от имени читателей журнала «Contabilitate si audit» мы искренне благодарим Вас за ответы на вопросы и желаем новых достижений в Вашей чрезвычайно важной деятельности.




Комментарии:
К этой статье пока нет комментариев.

Для того чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться.
Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите процедуру регистрации.